Дали на лапу. Экологи платят фермеру за соседство с леопардом

Приморские экологи впервые назначили фермеру ежемесячную компенсацию за то, что он делит землю с дальневосточным леопардом. Владелец оленеводческого хозяйства теперь каждый месяц получает по 15 тыс. рублей компенсации за потерю оленей, которые становятся жертвами хищника.

Дали на лапу. Экологи платят фермеру за соседство с леопардом

Приморские экологи впервые назначили фермеру ежемесячную компенсацию за то, что он делит землю с дальневосточным леопардом. Владелец оленеводческого хозяйства теперь каждый месяц получает по 15 тыс. рублей компенсации за потерю оленей, которые становятся жертвами хищника.

Дали на лапу. Экологи платят фермеру за соседство с леопардом

Самка леопарда, прозванная экологами Софией, уже два года нападает на оленей фермера Александра Худенко, который разводит их в Хасанском районе Приморского края. Отстреливать редких кошек запрещено законом, а окончательно выгнать хищника с территории хозяйства просто не получается — сетки и ограждения ему, как правило, не помеха.

Поначалу пытались ее выгнать, стреляли в воздух, с собаками в лес выходили. Но она всегда возвращалась. Засядет на дереве, подкараулит молодого оленя, задавит его, наестся — и какое-то время ее не видно. Затем опять возвращается, и все по новой. Вообще леопарды уже лет десять как заходят на территорию оленепарка.
Александр Худенко, председатель производственного сельскохозяйственного кооператива «Оленевод», SmartNews

Справка SmartNews

Дальневосточный леопард — самый северный подвид леопарда. Это одна из красивейших и наиболее редких кошек мировой фауны. Дальневосточный леопард занесен в российскую и международную Красные книги. За последние 20 лет площадь обитания леопарда в России уменьшилась почти в два раза, а численность сократилась в десятки раз и составляет всего лишь около 40–45 особей.

Между тем за последний год аппетиты Софии только возросли — у нее появились котята, и убивать она стала заметно чаще.

Самка родила котят летом прошлого года. До этого она использовала огромную территорию, около 30 тыс. га, соответственно, охотилась и за пределами парка. Теперь же ей нужно кормить не только себя, но и двух котят. Далеко от них она уйти не может, поэтому использует площадь около 5–6 тыс. га. Территория оленепарка как раз входит в эту площадь, можно даже сказать, является ее центральным местом.
Виктор Лукаревский, старший научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова, SmartNews

Решить проблему фермера чуть больше года назад взялись ученые из Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова совместно с фондом «Феникс», который занимается реализацией природоохранных проектов. Они предложили Александру Николаевичу определенную схему компенсационных выплат, которые должны возмещать ущерб, нанесенный леопардессой (так ее ласково называют экологи).

В октябре 2011 года мы поймали Софию и надели на нее спутниковый ошейник, сигналы которого позволили нам отследить, какую территорию она использует и, соответственно, где убивает оленей. Ошейник проработал 16 месяцев, и благодаря ему мы получили уникальную информацию о влиянии этой самки на оленепарк. Данные ошейника мы передавали фонду «Феникс», который на их основании начал выплачивать ежемесячную компенсацию фермеру.
Виктор Лукаревский, старший научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова, SmartNews

Дали на лапу. Экологи платят фермеру за соседство с леопардом

Теперь, когда срок работы ошейника истек, доказательством того, что леопард продолжает жить на территории оленепарка, будут служить фотоловушки.

Чтобы вновь не отлавливать леопардессу, мы решили расставить в парке фотоловушки, которые будут фиксировать пребывание Софии на его территории. Пока она появляется на фотографиях, фермеру будет выплачиваться фиксированная компенсация.
Виктор Лукаревский, старший научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова, SmartNews

Впрочем, назначенная сумма — 15 тыс. рублей в месяц — не слишком обрадовала Александра Худенко. По его словам, такие деньги не способны покрыть и малой доли ущерба, который София наносит его хозяйству.

Не компенсация, а одно название. Взрослый олень стоит порядка 40 тыс. рублей, а леопард в последнее время каждый месяц нападает. Раньше она все-таки реже появлялась.
Александр Худенко, председатель производственного сельскохозяйственного кооператива «Оленевод», SmartNews

Сотрудники фонда убеждены: когда дело доходит до защиты скота, фермеры и сами могут оградить себя от убытков, не полагаясь при этом на помощь некоммерческих природоохранных организаций.

В принципе каждый фермер, в соответствии с Гражданским кодексом, может страховать свой скот от нападения хищников. Просто у нас эта практика почему-то совершенно не развита. По большому счету мы не обязаны выплачивать компенсаций. Для нас главное — сохранить леопарда, убедиться в том, что у него есть пропитание и что фермер его не травит. Мы стараемся с помощью ученых сделать так, чтобы человек и леопард могли жить на одной территории.
Сергей Березнюк, директор фонда «Феникс», SmartNews

Нападения леопардов и тигров на скот в Приморском крае не редкость. По словам экологов, проблема эта существует давно и решить ее можно только групповыми усилиями. Инициаторы компенсационной программы планируют расширить ее и распространить на другие оленепарки и хозяйства в крае.

Мы всячески пытаемся найти компромисс в вопросе сосуществования хищника и человека. Есть, в частности, идея о том, чтобы снимать на территории национальных парков документальные фильмы и платить хозяевам за съемки. Фермерам, неправительственным организациям и ученым нужно работать над этой проблемой вместе, чтобы те же леопарды могли без риска для жизни добывать себе и потомству пропитание, а фермеры не несли при этом убытки.
Виктор Лукаревский, старший научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова, SmartNews